?

Log in

Башевис Зингер вместе с Квитко - Просто идиш
December 7th, 2013
10:58 pm
[jenya444]

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
Башевис Зингер вместе с Квитко
Shlemiel:
A clumsy, inept person,
the kind of person who always spills his soup.

Shlimazel:
Someone with constant bad luck.
When the shlemiel spills his soup,
he probably spills it on the shlimazel.

The Yiddish Handbook

У Квитко есть известнейшее стихотворение про мальчика Лемеле. В нашей семье к нему особое отношение, поскольку брат учил его наизусть для поступления в первый класс московской 444й школы. Вот оно:

     Мама уходит,
     Спешит в магазин.
     - Лемеле, ты
     Остаешься один.
     Мама сказала:
     Ты мне услужи.
     Вымой тарелки,
     Сестру уложи.
     Дрова наколоть
     Не забудь, мой сынок,
     Поймай петуха
     И запри на замок.
     Сестренка, тарелки,
     Петух и дрова...
     У Лемеле только
     Одна голова!
     Схватил он сестренку
     И запер в сарай.
     Сказал он сестренке:
     Ты здесь поиграй!
     Дрова он усердно
     Помыл кипятком,
     Четыре тарелки
     Разбил молотком.
     Но долго пришлось
     С петухом воевать -
     Ему не хотелось
     Ложиться в кровать.

У Башевиса-Зингера есть серия рассказов про Шлемеля. Ниже - начало рассказа "Первый Шлемель".

В мире не счесть недотеп, или по-нашему — шлемелей, но самый первый появился в местечке под названием Хелм. Он имел жену — мадам Шлемель и сынишку — Шлемеля-младшего, да только не мог их прокормить. Вот жене и приходилось каждый день подниматься ни свет ни заря и отправляться на рынок торговать овощами. А Шлемель оставался дома и качал колыбельку. Должен же кто-то и за младенчиком следить. Еще он присматривал за петухом, который жил прямо в доме, сыпал ему зерно и подливал воду в поилку. Конечно, мадам Шлемель знала, что муж ее, не про нас будь сказано, лентяй и ни к какому делу не гож. К тому же был он не дурак поспать да и сладкоежка первостатейный. Сварила как-то вечером мадам Шлемель полный горшок варенья. Сварить-то сварила, да боялась, что, пока она на рынке торгует, муженек-то все и слопает. И решила она на хитрость пуститься:

— Шлемель, я ухожу на рынок, вернусь вечером. И вот я имею сказать тебе три вещи. Очень важные.

— Какие?

— Во-первых, следи, чтобы ребенок не выпал из колыбели.

— Ладно, послежу.

— Во-вторых, не выпускай петуха из дому.

— Так и быть, и за петухом пригляжу.

— В третьих... — И тут мадам Шлемель указала на буфет. — На верхнюю полку я поставила горшок с отравой. Смотри, не съешь по ошибке! От нее и умереть можно.

Обрадовалась женщина, что так ловко муженька провела. А что прикажете делать? Она-то знала: стоит мужу попробовать лишь ложечку, он не остановится, пока хоть капля на донышке останется. А мадам Шлемель задумала приберечь варенье для картофельных оладий, что испечет на Хануку. Праздник-то уже был не за горами. <...>


Любопытно, что и в стихотворении, и в рассказе идёт речь о недотёпе, на попечении которого оставлены петух и ребёнок. Но Квитко пошёл дальше Башевиса-Зингера, его шлемель-лемл-лемеле (sic!) пытается уложить петуха в детскую кроватку. Эти тонкости я понял сегодня после просмотра симпатичного кукольного спектакля "Хелм" в Детройте.



Спектакль поставлен по рассказу "Первый Шлемель" и приурочен к Хануке. Авторы спектакля дополнили сюжетную линию рассказа идеями Квитко; аудитория громко смеялась, когда малыша пытались уложить в корзину для петуха, а петуха в детскую коляску. Ещё один забавный момент состоял в том, что жену Шлемеля играла весёлая негритянка.

(1 comment | Leave a comment)

Comments
 
From:(Anonymous)
Date:January 17th, 2014 07:46 am (UTC)
(Link)
рибоодные и милые слова на идеш,как будто побыла рядом с родными людьми,в своём доме, который давно пуст.Спас
Powered by LiveJournal.com