?

Log in

No account? Create an account
Просто идиш
January 28th, 2006
08:39 am
[belenky]

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
Живой театр, живой язык

О спектаклях израильского театра "Идишпиль"


Марьян Беленький
(Переводчик спектаклей театра на русский)


"Виленский Хазан" и его автор

.
С началом еврейской иммиграции в США в конце 19 века, культура на идиш там бурно развивалась. Выходили сотни газет и журналов, работали театры, издавались книги. Центр еврейской музыки из Одессы в 20 годах переместился в 30-х годах в Нью Йорк. Такие шлягеры как " Аидише маме", "Кузина", "Ба мир бист ду Шейн" и др. не являются народными песнями, а созданы профессиональными еврейскими композиторами и текстовиками в 30 годах в США.
Театральная культура на идиш в США имеет непрерывную традицию и существует по сей день . И один из видных ее представителей – хорошо знакомый русскому читателю Осип Дымов. Тот самый – постоянный автор "Сатирикона", один из трех авторов "Популярной истории "Сатирикона" – вместе с Тэффи и Аверченко.

Йосиф Перельман, взявший себе впоследствии псевдоним Осип Дымов, родился в 1878 году в г. Белостоке в еврейской семье, где говорили на идиш. Родной брат Осипа Дымова – Яков Перельман, автор широко известных книг "Занимательная физика" , "Занимательная математика", основатель музея популярной науки в Ленинграде.
Осипа Дымов оставил заметный след как в русской, так и в еврейской литературе. Его наиболее популярные пьесы "Слушай, Израиль" и "Вечный странник" шли в белостокской студии "Габима", предтече нынешнего, вконец заистеблишментизированного и забюрократившегося, насквозь заплывшего кашерным академичесим жиром, израильского национального театра. Ставил эти пьесы близкий друг Иосифа - Наум Цемах, один из основателей "Габимы", сначала - белостокской, затем - московской и, наконец, - тель-авивской. Общение с этим крупнейшим режиссером и другими студийцами много дало для расширения кругозора писателя.
Будущий писатель закончил Петербургский лесной институт (там процентная норма для евреев была выше, чем в университете), но в 1901 году завоевал премию на литературном конкурсе "Биржевых ведомостей", что и определило его дальнейшую судьбу. В этой газете он и начал печататься. А в годы первой русской революции он был редактором сатирических журналов "Сигналы", "Адская почта", "Зарницы". С созданием "Сатирикона" становится его постоянным автором.
Из сатирических книжек - самая заметная "Веселая печаль", название которой точно характеризует творческий почерк писателя.
Осип Дымов в 1913 году по приглашению импрессарио В. Томашевского уехал в Нью-Йорк для постановки одной из своих пьес в театре , и в Россию, слава Богу, больше не вернулся: сначала помешала Первая мировая война, затем разразилась революция... Ему не пришлось бежать от большевиков, как сатириконцам Аркадию Аверченко, Тэффи, Саше Черному, он не разделил судьбы сатириконцев Аркадия Бухова, Евгения Венского и поэта Князева, погибших в сталинских застенках.
Умер Осип Дымов в 1959 году, известным в США драматургом. В советское время его произведения не переиздавались, пьесы не ставились: эмигрант.
Сегодня театр "Идишпиль" возвращает имя Осипа Дымова зрителю, поставив одну из его самых популярных пьес – "Виленский хазан".
Главному герою пьесы приходится делать нелегкий – и даже страшный выбор – между спокойной и размеренной жизнью в еврейском местечке, в кругу своей семьи, хорошо знакомых с детства людей – или карьерой профессионального оперного певца. При этом ему приходится отказаться не только от семьи и привычного окружения, но и от еврейства – от родного языка, обычаев, традиций, впитанных с молоком матери …
За принятое решение герою приходится расплатиться собственной жизнью…
В спектакле участвуют все звезды "Идишпиля", в том числе и хорошо знакомая нам по передачам 9 канала актриса и певица Елена Яралова, и известный артист театра и кино Яков Бодо. Режиссер спектакля – Йоэль Зильберг.
Музыкальный материал спектакля включает в себя элементы живого канторского пения, оперы, оперетты. В отличие от многих современных постановок, спектакль идет не под фонограмму, а с живым оркестром. И главное – весь спектакль сопровождается русским синхронным переводом.
Перевод выполнен автором этих заметок по заказу театра.

Мордехай Гебиртиг, его жизнь и песни

Столяр Мордехай Гебиртиг жил в Кракове и сочинял песни. И слова, и музыку. Нот он не знал, он наигрывал свои мелодии на простой флейте, а его друг – поляк Юлиан Гофман – записывал ноты. Его дочь сохранила эти записи, и благодаря ей они дошли до нас.
Родился Гебиртиг в 1877 году, погиб в краковском гетто в 1942 году.
Он был одним из самых известных автором песен в еврейском мире 20 и 30 годов. Писал он песни на своем родном языке – идиш, опираясь на еврейскую народную мелодику. Был Гебиртиг членом социал-демократической партии, и в песнях его немало говорится о тяжелой доле рабочих и необходимости борьбы за свои права. Песни Гебиртига распространялись по всему еврейскому миру, дошли и до Америки.
Песни еврейского барда Гебиртига стали народными, их поют евреи всего мира. Евреям советского и постсоветского пространства они были знакомы в исполнении сестер Берри. Наиболее известная песня Гебиртига, ставшая гимном польского еврейского Сопротивления, с которой шли в бой повстанцы варшавского гетто – "Ес брендт" –
Горит, братья, горит!
Ой, бедный городишко наш горит!
Злыми черными ветрами
Раздуваясь, крепнет пламя;
В небе, в поле, под ногами
Все вокруг горит!
Горит, братья, горит!
Городок наш бедный весь горит!
Языки огня и пыли
Городок уж поглотили -
Ветры рыщут на могиле,
Город весь горит!
Горит, братья, горит!
Миг - и будет весь наш город смыт.
Городок наш вместе с нами -
Превратится в прах и пламя,
Встанут черными ночами
Груды мертвых плит.
Горит, братья, горит!
Наша жизнь зависит лишь от нас,
Если город вам свой дорог,
Так спасайте сами город
И гасите прямо сейчас,
Чтобы огонь погас!
Так себя спасайте сами
Средь горящих плит
И гасите, братья, пламя!
Город наш горит!
Эта трагическая песня-предчуствие написана еще до начала войны...
30 страшных, трагических песен написаны Гебиртигом уже в гетто...
В 1942 году, когда очередную партию евреев загоняли в поезд, везущий их к смерти, Гебиртиг запел, стремясь приободрить обреченных. Немец велел ему замолчать. Но Гебиртиг продолжал петь. Раздался выстрел. .. Так погиб народный композитор...
В одной из своих последних песен " А туг фин некоме" Гебиртиг говорил, что придет день мести. Но этой местью станут не убийства палачей, а их жизнь - в муках совести за содеянные злодеяния. Увы, пророчества еврейского барда не сбылись. Ведь и сегодня выходят сотни трудов, посвященных "научному доказательству" того, что не было никакой Катастрофы и никаких концлагерей... Но Память наша жива...
Сегодня израильский государственный театр "Идишпиль" поставил спектакль по песням Гебиртига. Пьесу написал известный израильский драматург Иешуа Соболь, автор 40 пьес, переведенных на многие языки. Пьесы его шли и в России. Соболь пять раз был удостоен приза "Скрипка Давида" как лучший драматург страны. Спектакль решен в концертной форме – с песнями, каждая из которых представляет сценку из жизни. В образах ведущих – типичных еврейских "шлемазлов" Велвла и Берла , взятых из песен, вернее из духа песен Гебиртига – два ведущих актера театра – Яков Бодо и Гиди Ягиль. Велвл и Берл в поисках своих корней обращаются к персонажам песен Гебиртига.
Песни Гебиртига, так же, как и песни Высоцкого и Галича, баллады "Битлз"– это жанровые сценки, монологи и диалоги. Рассказывает Гебиртиг в своих песнях о простых людях, о простой их, повседневной жизни с ее "цуресами и нахесами".
Среди героев песен Гебиртига – бедные и богатые, евреи и поляки, девушки из приличных семей и проститутки. ...Дочка хочет борща, сын – бульона, отец – еще чего-то, а мать приготовила простой чесночный суп на всех...
... Невесте сват предлагает женихов , да вот беда – имена их звучат как то "несовременно" – Хаим, Абрам. Наконец, нашелся жених с звучным именем Влодек - так мать у него, как назло – Сара!
Спектакль идет в сопровождении живого оркестра, с русским и ивритским синхронным переводом.
Поставил спектакль Ицках Шаули – известный режиссер израильского ТВ, театра и эстрады.

"Смеяться полезно. Врачи советуют смеяться".
Дзиган и Шумахер

Советская власть украла у нас не только еврейскую культуру, язык, традиции, религию. Они украли у нас еврейский юмор. Огромный пласт идишского юмора - десятки артистов и театров, сотни скетчей и фильмов, тысячи анекдотов - все это совершенно неизвестно говорящим по-русски. То, что издается, говорится, ставится на русском языке под названием "еврейский юмор" или выдается за таковой – это лишь пересохший ручеек широкой и полноводной реки, которую перегородил наглухо железный занавес. Все это имеет такое же отношение к еврейскому юмору как "большие пальцы подмышки" – к еврейской хореографии, включающей в себя хореографическую культуру евреев Йемена, Марокко, Ирана, Ирака, Сирии, Египта, Алжира...
Имена легендарных актеров 20 века, всю жизнь смешивших публику на идиш – Шимона Дзигана и Исраэля Шумахера – широко известны во всем мире. Лишь на просторах бывшего СССР о них до сих пор не знают ничего…
Их репертуар вошел в идиш в виде пословиц и поговорок. Дзиган и Шумахер были кумирами евреев Польши в 30-х, объездили с гастролями весь еврейский мир, попали в советский лагерь в 39 вместе с тысячами поляков. Начальник одного из лагерей оказался евреем, понимавшим идиш, он –то и спас их ...
В 50-х годах они смешили уже израильтян… Впрочем, эпоха эта мало способствовала развитию культуры и языка идиш...

О жизни Дзигана и Шумахера рассказывает новый спектакль израильского театра "Идишпиль" - "Дзиган и Шумахер навсегда". Спектакль возвращает к жизни великих актеров, и в конце игры они попадают прямо с театральных подмостков в рай.
Пьеса Коби Лурия
Постановка - худрука театра Шмуэля Ацмона

Представители трех поколений идишской литературы, актеры, игравшие на идиш, и сам Господь Бог, тоже, естественно, говорящий на идиш, с нетерпением ждут там, Наверху, пополнения. К ним вот-вот должны прибыть Дзиган. Шумахер уже там.
Так начинается спектакль "Идишпиля".
Проблема в том, что артисты перед смертью Шумахера поссорились. Задача еврейских ангелов – уговорить их дать хотя бы одно совместное представление, чтобы развеселить публику Того света. Ведь большинство носителей идиша, на котором работали Дзиган и Шумахер, уже там…
Дзиган и Шумахер были не только великими актерами, но и авторами, создавая сами свои скетчи. Они продолжали не только традиции идишского театра, но и литературы - традиции Шолом-Алейхема. Множество скетчей для них написал польский еврей Тункель – еще одно имя, неизвестное нам с вами...
Фразой Шолом-Алейхема "Лахн из гезунт - доктойрим хайсн лахн" – "Смеяться полезно, врачи советуют смеяться" назван один из спектаклей Дзигана и Шумахера. Эта же фраза стала рефреном песни, которой открывается и заканчивается спектакль "Идишпиля". …
Дзиган и Шумахер были приверженцами классического еврейского юмора, восходящего к Шолом-Алейхему, а от него- к народному еврейскому юмору, к Гершеле Острополеру, к рассказам о "мудрых" жителях города Хелма. Сегодня, кстати, в польском городе Хелме евреев нет…
Шимон Дзиган родился в 1905 году, Исраэль Шумахер – в 1908, оба – в Лодзи.
Лодзь был городом бурно развивающейся промышленности, и евреи из местечек приходили туда в поисках работы и счастья…
Начинали артисты с показа традиционных еврейских народных образов – шлемазлов. Юмористический эффект создавался при столкновении характеров. Шумахер – женственный, интеллигентный, образованный. Дзиган – простой человек, необразованный, образ мужественный. Один говорит высоким штилем, другой – не понимает "умных слов" и неправильно их употребляет.
Юмористический эффект достигался и контрастом голосов – Дзиган – "простак" говорил в нос, Шумахер - "умник" – хорошо поставленным голосом.
Это классический расклад юмористической пары со времен Древней Греции (а может, и раньше – мы просто не знаем) – протагонист и антагонист, Дон Кихот и Санчо Панса, белый и рыжий, комик и резонер, простак и всезнайка, Пат и Паташон, клоун и шпрех, Маврикиевна и Никитишна, Миров и Новицкий, Тимошенко и Березин, Миронова и Менакер, Карцев и Ильченко, Данилец и Моисеенко, Олейников и Стоянов, Зильбер и Беленький .
Представляли Дзиган и Шумахер типичные местечковые образы –недоучка, корчащий из себя всезнайку; провинциал, который пытается выглядеть столичным жителем. Зритель узнавал в этих образах себя и своих знакомых, вышедших из своего местечка в большую жизнь и постоянно попадавших в трагикомические ситуации из-за незнания реалий новой жизни.
- Колеса крутятся, вагон едет, свисток гудит, искры сыплются ( отсюда выражение "а гиц ин паровоз" – "искра в паровозе"), евреи едут в Москву - и возвращаются.
Переводить скетчи Дзигана и Шумахера тяжело, а порой и невозможно.
Реалии той жизни давно стали историей. Кроме того, идиш сам по себе проникнут иронией и самоиронией, что в переводе исчезает. Как перевести, скажем:
а гиц ин паровоз, а гройсе пуриц, аз ох унд вей, шлемазл, шломиэль, нахес, фойлештикн, - а идиш из таких выражений и состоит.


Вот образец диалога Дзигана и Шумахера.

На скамейке встречаются двое бродяг. (Это уже в Израиле происходит)

- Ты сколько в стране?
- Три месяца.
- Тогда иди спать на скамейку на другой улице. Понаехали тут, и сразу им скамейку на бульваре Ротшильда подавай! А где вы были, когда мы воевали?
- А вы сколько в стране?
- Еще до войны приехал.
- До первой или до второй?
-До третьей.
-Я про такую не слышал.
-Сейчас будет.
- Вейзмир! А кто же будет воевать?
Мы с тобой-
***
Бандит на улице останавливает прохожего, вытаскивает нож:
-Давай деньги!
-Ой, пожалейте меня, у меня пятеро детей!
- Ладно, твое счастье что я по ошибке взял молочный нож.
Хаим, я вчера разговаривал с самим губернатором!
- И что он тебе сказал?
-"Пошел вон, жидовская морда!" -

Дзиган и Шумахер широко пользовались прозвищами персонажей, по их физическим дефектам (это принято в идише) - Янкеле с бельмом, Роза носатая, Шлоймл горбатый.
Оба актера не сцене не стеснялись своего "неправильного" польского идиша, не боялись обвинений в грубости, вульгарности.
С 1939 года, после захвата Польши Гитлером и Сталиным, Дзиган и Шумахер скитались по миру, побывали в советском лагере. Еврей, знакомый с их творчеством, помог им выбраться из лагеря. Побывали они в западной Европе, и в конце концов обосновались в Израиле, где "влили новое вино в старые мехи". Их сатира здесь была сатирой людей, которые обрели, наконец, свое место. В одной из израильских программ у них был скетч о том, как в одной тюремной камере встретились профессиональный вор и проворовавшийся дипломат. Выясняется, что лучше сидеть в тюрьме в Израиле, чем быть на свободе, но на чужбине. Ведь эта "свобода" вела в газовые камеры. Это был юмор тех, кому удалось выжить в Катастрофе. Они критиковали и мапаевский истеблишмент, но более всего доставалось врагам Израиля – арабским лидерам и новым левым. Этим они отличались от новых израильских сатириков, от которых доставалось непосредственно тем, кто сидел в зале.
Дзиган и Шумахер работали на "нехорошем", "галутном" языке…
Новый человек в Прекрасном новом мире должен был забыть идиш раз и навсегда, как кошмарный сон - вместе с еврейской музыкой, литературой, историей, культурой, юмором.
Детей в кибуцах воспитывали отдельно от родителей, дабы не заражать Нового человека родительской галутной психологией.
….Отречемся от старого мира, отряхнем его прах с наших ног. Мы наш, мы Новый мир построим, кто был в галуте ничем, тот на Новой родине станет всем…
В архиве руководителя "Идишпиля" Шмуэля Ацмона есть любопытный документ 1950 года. Это жалоба в полицию на то, что израильские артисты осмелились играть на идиш. Доброжелатель требовал от полиции немедленно пресечь это безобразие. Тогда повсюду висели плакаты "Иври, дабер иврит!"
и плакаты, на которых указатели со словами "русский", "идиш" и прочие галутные языки вели прямиком за колючую проволоку , и лишь указатель с надписью "Иврит" вел к Свободе…
А Новые Израильтяне на плакатах, в книгах и фильмах даже внешне не были похожи на старых евреев. Это были голубоглазые светловолосые юноши и девушки с правильными европейскими чертами лица, уверенно глядящие в будущее. Такой же типаж можно увидеть и на советских плакатах того времени. Такой же этнический тип детей - в израильских детских книжках, в школьных учебниках, в детских телепрограммах…
На смену Дзигану и Шумахеру пришел новый, ивритский юмор, лишенный галутных комплексов, а заодно и классического еврейского посыла "мне хорошо, я сирота". Это был юмор, основанный на совершенно иной эстетике, иных ходах и посылах.
Но это – тема отдельного разговора. Скажу только, что многие из основоположников нового ивритского юмора были выходцами из Европы. Эфраим Кишон, карикатурист Дош - из Венгрии, Дан Бен Амоц – из Польши.
Тем не менее, традиции классического еврейского юмора в Израиле не умерли. Дзиган, переживший Шумахера на несколько лет, вместе со Шмуэлем Ацмоном и создал нынешний "Идишпиль", который теперь отдает дань памяти великим артистам.
В скетчах Дзигана и Шумахера торжествовало чувство справедливости борьбы Израиля, противостоящего всему остальному миру.
- К нам приходят, чтобы отрешиться от забот повседневности, - говорит основатель и худрук театра "Идишпиль" Шмуэль Ацмон, - поэтому мы обязаны смешить.
Большинства театров на идиш уже нет. Они состарились и ушли вместе со зрителем, осталась лишь ностальгия по языку и связанной с ней культуре.
В "Идишпиль" от тягот обыденности зрителя уводят к романтике прошлого. В этом спектакле господь Бог (в исполнении Янкеле Альперина) мирит поссорившихся артистов, (в исполнении Якова Бодо и Гиди Ягиля) . Звучат песни о шутнике из Коломыи, о мамином субботнем угощении. Зрители плачут, слушая старый монолог Дзигана о еврейском папе, который напрасно ждет сына.

- Мы хотели создать памятник выдающимся артистам, но памятник веселый, с песнями, - говорит 83 летний актер Янкеле Альперин.
Трудно не смеяться, глядя на его исполнение роли старенького еврейского Бога, с уймой недостатков, но все-таки доброго.
Театр на идиш был разным – любительским, семейным, были в нем мелодрамы , китч, обращение к прошлому. Был и другой театр на идиш – политический, сатирический, модернистский. От всего этого остался лишь "Идишпиль" – единственный репертуарный идишский театр в Израиле, и он пытается сохранить все вышеперечисленное.
- Этот театр – не роскошь, а необходимость, - говорит Альперин, - у нас должен быть разный репертуар, чтобы удовлетворить разным вкусам, поскольку мы остались единственным театром на идиш в стране.
Совсем недавно казалось, что "Идишпилю" уготовано стать последним идишским театром в стране. В фильме Авраама Хефнера 1990 года показано умирание идишского театра со смертью на сцене его звезды в конце спектакля. Мечта любого актера – умереть на сцене. Так умер Дзиган. Доиграл спектакль и умер.
Однако произошло очередное обыкновенное чудо, так характерное для нашей удивительной страны, текущей молоком и медом, и еще кое-чем, не будем сегодня об этом говорить. Смерти идишского театра не произошло. В театр пришел новый зритель, которому доступны как театры на иврите, так и гастролирующие в стране коллективы.
Сегодня для посещения спектаклей " Идишпиля" идиш знать не обязательно – на всех спектаклях, включая и этот, есть титры на русском и иврите. Пожилых интересует погружение в прошлое, а молодежь – возможность узнать новое, то есть хорошо забытое старое.

Долгожданное примирение Дзигана и Шумахера, открывшее им врата рая, происходит под песенку про мамино субботнее угощение.
Великие артисты вернулись к нам с того света, чтобы с театральных подмостков
попасть в рай. Они этого заслужили.

Сестры Пари

Лет 30 тому назад случилось мне побывать в Киеве на свадьбе с "еврейским" ансамблем. Ансамбль этот знал одно еврейское слово - "шлемазл", и всякий раз повторение этого слова сопровождалось ударом барабана для привлечения внимания публики.
В Киеве на Красноармейской висела мемориальная доска "Здесь жил известный писатель Шолом Алейхем". Неприличного слова "еврейский" там не было.
На памятнике в Бабьем яру было написано "Здесь погибло 200 тысяч советских граждан". Фигуру старика-еврея с проекта памятника велено было убрать.
Раз в год приходили мы к синагоге на Щекавицкой.
Раз в десять лет приезжала в Киев актриса Сиди Таль. Все.
В те годы как-то беседовал я с одним известным хореографом. Когда речь зашла о еврейской хореографии, он сунул большие пальцы под мышки. Больше он ничего не знал.
Правда, издавался массовыми тиражами Шолом-Алейхем, но о современной еврейской культуре мы никакого понятия не имели.
Да и была ли она - мы не знали.
У людей моего поколения советская власть украла вместе с идишем богатейшую культуру. Богатый, искрящийся, ироничный язык, тысячи анекдотов, пословиц, поговорок. Отняли литературу, музыку, театр на идиш.
Еврейских писателей убили, еврейские театры и музеи закрыли.
Будто вырезали из души важный орган.
Нет, нацистам и коммунистам не удалось расстрелять еврейскую культуру, сжечь ее в крематориях. Не удалось, хотя они очень старались.
В США с начала 20 века культура на идиш процветала. Выходили сотни газет и журналов, работали театры и эстрадные коллективы, издавались книги современных и классических писателей. Ничего этого мы не знали. Могучие волны океана еврейской культуры разбивались о бетонные границы СССР. Из всего этого океана до нас докатывался жалкий пересохший ручеек.
Что мы знали?
Сестры Бери.
Утрированный "одесский" акцент карикатурной "тети Сони", да пара анекдотов, порой антисемитских.
Вот и все.
Сегодня у нас есть возможность вернуть награбленное.
Здесь без иврита не выживешь, а идиш нам здесь вроде бы ни к чему. Зарплату за знание идиша не добавят, на работу не примут. Только вот там, внутри, что-то еще иногда просыпается, когда слышишь язык дедушек и бабушек. Можно заглушить этот слабенький голос – не до тебя мол, мне завтра машканту платить. А можно и прислушаться к нему…

У выходцев из СССР – СНГ понятие о еврейской музыке было весьма однобокое. А ведь еврейская музыка- это далеко не только"фрейхлахс".
В спектакле поднимается вопрос, актуальный для каждого эмигранта, где бы он ни жил – сохранить верность культуре страны исхода или отказаться от нее, приняв новую. Две сестры – певицы Пари пошли каждая своим путем. Хая решила стать американкой, Малька – остаться еврейкой. В спектакле звучат песни, которые исполняли обе певицы – в Польше, где они жили, и в США, куда они эмигрировали. Одну из двух главных ролей в спектакле исполняет актриса Елена Яралова, знакомая израильским телезрителям 9 канала в качестве ведущей программы "Женская территория". Яралова играла в театре "Современник", а сегодня она – ведущая актриса "Идишпиля".
Вторую главную роль исполняет звезда "Идишпиля" Моника Вардимон – бывшая звезда румынской эстрады.
В спектакле множество песен и музыкальных номеров, представляющих музыкальную еврейскую культуру США 30-40 годов.
Спектакль поставлен по пьесе Михаэлы Ронзони. Еще одно имя, известное во всем мире и неизвестное русским. А ведь спектакли по ее пьесам с большим успехом идут в театрах Австрии, Швейцарии, Польши, Австралии и т. д.
Режиссер спектакля - Петр Шальша. Родом из Польши, живет в Вене. Музыкант, режиссер, сценарист, писатель. Режиссер и продюсер фильма "Повседневная жизнь в варшавском гетто". Автор биографии известного скрипача Бронислава Губермана, именем которого назван израильский симфонический оркестр.
Хореография и сцендвижение поставлены выпускницей московской театральной академии – Мариной Левтовой.
Декорации и костюмы – Сергей Березин, выпускник питерского ЛГИТМИКа. .
Художник по свету – Михаил Чернявский, закончил московское театральное училище.

Тевье Молочник

В отличие от вышеперечисленных, тема следующего спектакль "Идишпиля "русскоговорящему зрителю хорошо знакома. Это – оригинальная версия "Тевье-молочника" Шолом Алейхема.
Вот что говорит об этой работе поставивший спектакль известный румынский режиссер Ион Лучан, создатель и руководитель будапештского театра "Эксельциор".
- Мы с главным режиссером и основателем театра Шмуэлем Ацмоном решили отказаться от известной версии мюзикла "Скрипач на крыше", не увлекаться переработками текста, и оставить в неприкосновенности текст и идеи самого автора. Тувье переживает две трагедии – одну личную - "измену" дочери и - вместе со своим народом - трагедию очередного изгнания.
В главной роли – создатель и руководитель театра Шмуэль Ацмон, удостоенный недавно премии за многолетнюю творческую деятельность.
Все спектакли "Идишпиля" идут с русскими и ивритскими титрами и синхронным текстом в наушниках.
Спектакли идут в сопровождении живого оркестра.

В театре работает несколько наших бывших соотечественников.
Елена Яралова закончила школу- студию МХАТ, работала в "Современнике".
Москвич Гера Сандлер закончил в Израиле театральную школу Бейт Цви. В театре "Гешер" исполнил роль Дон Жуана в спектакле по пьесе Мольера.
Ирма Фиско закончила факультет актеров музыкального театра в Киеве и работала в тамошнем академическом украинском театре им. Франко.
Андрей Кашкер окончил театральный институт в Минске, работал в минском театре им. Горького.

Сайт театра:
http://www.yiddishpiel.co.il

(4 comments | Leave a comment)

Comments
 
From:ex_co_lum_bu730
Date:January 28th, 2006 11:35 pm (UTC)
(Link)
Интересно, у них анерикаснких гастролей не предвидится?
From:simulacrum420
Date:January 29th, 2006 02:04 am (UTC)
(Link)
Янкэлэ Бодо не так давно выступал в Нью-Йорке.
From:ex_co_lum_bu730
Date:January 29th, 2006 03:15 am (UTC)
(Link)
К сожалению, меня бы инетерсовали более широкие гастроли, чем только НЙ :(
[User Picture]
From:ma_rs
Date:January 30th, 2006 03:01 pm (UTC)

Spasibo Vam!

(Link)
Ochen' interesno!

Ya by tozhe hotel znat' budut li gastroli teatra v USA
Powered by LiveJournal.com