May 9th, 2005

  • riftsh

(no subject)


Hirsh Glik (1922-1944)

shtil, di nakht iz oysgeshternt,
un der frost hot shtark gebrent,
tsi gedenkstu vi ikh hob dich gelernt
haltn a shpayer in di hent?

a moyd, a peltsl un a beret,
un halt in hant fest a nagan.
a moyd mit a sametenem ponem,
hit op dem soyne's karavan.

getsilt, geshosn un getrofn!
hot ir kleyninker pistoyl.
an oto, a fulinkn mit vofn
farhaltn hot zi mit eyn koyl!

fartog, fun vald aroysgekrokhn,
mit shney girlandn oyf di hor.
gemutikt fun kleyninkn nitsokhn
far undzer nayem, frayen dor!

  
Гирш Глик (1922-1944)

Тихо, ночь, на небе звезды,
стужа начинает обжигать,
помнишь ли ты, как тебя учил я
пистолет в руках держать?

Девушка в берете и накидке,
палец не снимает с курка.
Девушка с бархатным лицом в засаде
на пути колонны врага.

Прицелилась, нажала, нет, не мимо!
Пистолет хотя и небольшой,
полная оружия машина,
пулей остановлена одной!

На рассвете выбралась из леса,
в волосах ее искрится снег,
маленькой победой чуть приближен
наш свободный, новый век!

(перевод с еврейского)
  • alber

С праздником!

Думая об этом дне я вспомнил одну замечательную песню, написанная в Виленском гетто Гиршем Гликом (1921 - 1944) на музыку братьев Покрасс (из песни „То не тучи грозовые - облака"). Нередко она называется „Песней еврейских партизан", потому что и правда стала гимном партизан Виленского гетто, а потом была подхвачена в других местах.

Вот ее исполнение Мартой Шламме (1923 - 1985).

Меня всегда огорчало, что я не видел этой песни по-русски, поэтому решил ее перевести. Понятно, что это не стихи (писать их - совсем уж не мое занятие), но использовать для пения, вероятно, можно. Уже после того, как взялся переводить, обнаружил, что мог этого не делать - переводы есть, один из них даже пригоден для, но не бросать же было на пол дороге.

Collapse )