Женя (jenya444) wrote in ru_yiddish,
Женя
jenya444
ru_yiddish

Category:

есть для кого писать?

http://booknik.ru/reviews/non-fiction/mnenie-bez-armii-i-flota/

Обсуждается поэтический сборник - переводы с идиша (на русский). В рецензии любопытная дискуссия с автором ряда переводов, написавшем предисловие. Цитирую:

В книге на этот счет есть развернутая концепция. Идишская литература рассматривается как литература законченная, по примеру древних классических литератур. В предисловии Валерий Дымшиц пишет о предвоенном расцвете идишской поэзии — расцвете, которым идишская литература и закончилась. Двое из авторов, Гальперн и Ландау, успели умереть вовремя — в 30-е. Остальных ждало горькое будущее. «После Катастрофы идиш стал языком в самом высшем, в самом последнем смысле этого слова: языком, в котором остались одни поэты и почти не осталось читателей». Каждый автор, как рассказывается, умирал в безвестности, теряя аудиторию. «Голос этого замечательного поэта остался почти не услышанным». А тот «увидел падение читательского интереса и молодое поколение, которое уже не знало идиша». О Мангере же, который был младше других и дожил до Вудстока и «Эбби роуд», в комментарии прямо так и сказано: «ему, как и другим еврейским поэтам, стало не для кого писать».

<...>

Я, конечно, не согласен с таким взглядом. Да, штетл погиб. Но идишская культура в целом имеет отличие от римской ― на свете много евреев. (Римляне ― плохой пример. Они еще стреляют сигареты у баров города Рима. И греки тоже живы. Куда ни погляди ― никто не умирает. Тем более ― евреи.) Евреи есть. Идиш ― часть их самоидентификации. Пока та, довоенная идишская культура отходила в небытие, народилась культура новая. Движение, заметное в последнее десятилетие, — люди, поющие на идише. Не только в Северной Америке, но и у нас. Псой Короленко, Дэниел Кан, Дмитрий (Зуся) Слепович и десяток других. С восковых валиков песенки пошли на youtube. Штетл исчез, но местечковая культура переехала в берлинские клубы и московские кабаки. Не так уж далеко от варшавских кабаре Ицика Мангера. Огни горят. Исполнители эти имеют одну общую черту ― они занимаются популяризацией идиша. Они переводят, поют на двух-трех языках. Действия их совершенно сознательны. (Я помню, как злился Кан, узнав, что петербургская публика не читала Суцкевера. Он топал ногами и говорил, что Суцкевер ― лучший поэт и следует его немедля прочесть. Пусть даже и в переводе.) Они сочиняют новые песни, играют народный и классовый фольклор и создают коллаборации и миражи. Если говорить об идишской поэзии, то в репертуаре одного только Кана есть Ицик Мангер, Авром Суцкевер, Мордехай Гебиртиг, Марк Варшавский, Мани Лейб, Морис Розенфельд. У гроба, так сказать, играет жизнь младая. <...> У этих исполнителей, да, есть аудитория. Широкое бедное сословие с 10 идишскими словами во рту. Эти слушатели не владеют идишем как родным языком, но они сохраняют свой ничтожный словарный запас и под влиянием культурной пропаганды новейшего времени расширяют его. Такой подход ― вовлекающий, кажется мне самым правильным сейчас для идишской культуры.






П.С.
Я бы добавил тэг "о судьбах еврейского племени"
Tags: переводы, переводы с идиша, поэзия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments