Category: искусство

osen'

Башевис Зингер вместе с Квитко

Shlemiel:
A clumsy, inept person,
the kind of person who always spills his soup.

Shlimazel:
Someone with constant bad luck.
When the shlemiel spills his soup,
he probably spills it on the shlimazel.

The Yiddish Handbook

У Квитко есть известнейшее стихотворение про мальчика Лемеле. В нашей семье к нему особое отношение, поскольку брат учил его наизусть для поступления в первый класс московской 444й школы. Вот оно:

     Мама уходит,
     Спешит в магазин.
     - Лемеле, ты
     Остаешься один.
     Мама сказала:
     Ты мне услужи.
     Вымой тарелки,
     Сестру уложи.
     Дрова наколоть
     Не забудь, мой сынок,
     Поймай петуха
     И запри на замок.
     Сестренка, тарелки,
     Петух и дрова...
     У Лемеле только
     Одна голова!
     Схватил он сестренку
     И запер в сарай.
     Сказал он сестренке:
     Ты здесь поиграй!
     Дрова он усердно
     Помыл кипятком,
     Четыре тарелки
     Разбил молотком.
     Но долго пришлось
     С петухом воевать -
     Ему не хотелось
     Ложиться в кровать.

У Башевиса-Зингера есть серия рассказов про Шлемеля. Ниже - начало рассказа "Первый Шлемель".

Collapse )

Любопытно, что и в стихотворении, и в рассказе идёт речь о недотёпе, на попечении которого оставлены петух и ребёнок. Но Квитко пошёл дальше Башевиса-Зингера, его шлемель-лемл-лемеле (sic!) пытается уложить петуха в детскую кроватку. Эти тонкости я понял сегодня после просмотра симпатичного кукольного спектакля "Хелм" в Детройте.

100_9528_zpsce91b1e4

Спектакль поставлен по рассказу "Первый Шлемель" и приурочен к Хануке. Авторы спектакля дополнили сюжетную линию рассказа идеями Квитко; аудитория громко смеялась, когда малыша пытались уложить в корзину для петуха, а петуха в детскую коляску. Ещё один забавный момент состоял в том, что жену Шлемеля играла весёлая негритянка.

100_9522_zps1b0ed634
fag

До синевы

Подруга жизни моя из далекого ашкеназийского детства вынесла воспоминание, что якобы по истечении поста в йом кипур надо напиться так, чтобы "не отличать светло-синего от темно-синего". Кто-нибудь не знает случайно, имеет ли эта метафора идишские фольклорные корни, или ее просто случайными ветрами занесло в семейный обиход?
(я имею в виду вообще такой способ маркировки степеней опьянения)
hyppo

Ломир алэ инейнэм, КЕМТ, 1970-80-е

Ломир алэ инейнэм - спектакль Камерного Еврейского Музыкального Театра под руководством заслуженного деятеля искусств РФ Юрия Шерлинга. ролик смонтирован по материалам LentaTV 1986 г., сборка записей разных лет. ч.1. продолжение следует.



это только маленькая первая часть. самое начало спектакля. шумы и артефакты из записи чуть подчистить удалось, уже плюсик.
конечно, я бы с удовольствием убила дурацкий сопроводительный текст косноязычно бредящего вслух диктора за кадром. но я не умею. кто умеет - пожалуйста, подключайтесь.

מעזבונה של חנה פוזין 1992-1921

Из находок в сети: пословицы, поговорки и песни, записанные Ханой Позин (не знаю, правильно ли записал фамилию) – это бабушка חייםלוי - модератора израильского идиш-сообщества на Тапуз; родилась в г. Теплик Винницкой обл., Украина; укр. южный диалект (тоте-моме).  

        http://tpeople.co.il/yidish/Proverbs.pdf

        http://tpeople.co.il/yidish/yidish_songs.pdf

отсюда: http://www.tapuz.co.il/tapuzforum/main/Viewmsg.asp?forum=516&msgid=116429341

Owl chalumeau

Ne platsh mame

Тайере фрайнт, у моего знакомого из Польши есть просьба. Если можно, поделитесь, пожалуйста, словами песни "Ne platsh mame" ("Zorg nit mame") (авторы: Louis Gilrod & Peretz Sandler, из мюзикла "Влодке ин Адес"). Я мог бы "снять" слова с записи, но эта неделя выдалась такая, что не дай Б-г кому (простите, что о личном), а он просит очень срочно.
Спасибо большое заранее!

Довид Рогов, з"л (Вильна, 1914 - Нью-Йорк, 2007)

Довид Рогов, выдающийся еврейский актер, умер в Нью-Йорке 17 апреля 2007 года. Довид Рогов родился в Вильне, учился в тетральном училище. Работал в кукольном театре "Майдим" и в театре эстрады "Давке". В 1940 году переехал в Минск и начал работать в Белорусском Госете, был эвакуирован с театром в Среднюю Азию. После войны Рогов был ведущим актером в мюнхенском еврейском театре, который до 1950 года представлял свои спектакли в лагерях для "перемещенных лиц" в американской оккупационной зоне Германии. В 1950 году Довид Рогов приехал в Нью-Йорк и на протяжении полувека играл ведущие роли в Художественном театре Мориса Шварца и в Фольксбинэ. Довид Рогов также активно выступал как чтец-декламатор и записал в своем исполнении многие произведения еврейской классики. В 1960е годы Рогов работал в редакции Большого словаря еврейского языка, а с 1972 года он был ответственным редактором "ИВО-блэтэр". Вплоть до последних лет Довид Рогов неутомимо работал на благо еврейской культуры. Ковэд зайн ондэнк!


Довид Рогов
    
В роли Довида Реувейни, Мюнхен, 1947